ПОСОЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ УЗБЕКИСТАН

/
ru

Санкции ЕС в отношении Сирии

Санкции ЕС в отношении Сирии были впервые введены Регламентом Совета ЕС № 442/2011 от 10 мая 2011 года в качестве ответной меры на жесткие действия официального Дамаска применительно к участникам антиправительственных выступлений в стране в марте 2011 года.

В дальнейшем ЕС неоднократно ужесточал действующие ограничительные меры, расширяя их сферу действия и дополняя их новыми рестрикциями (на конец мая 2013 года в общей сложности было введено т.н. 19 «пакетов» санкций).

На сегодняшний день комплекс санкционных мер ЕС в отношении Дамаска включает в себя следующие ограничения:
- запрет на поставки оружия в Сирию, ввоз в страну оборудования, которое может применяться для внутренних репрессий, оборудования и программного обеспечения из ЕС, которое может быть использовано для контроля за телефонными сетями и Интернетом (данные ограничения частично пересмотрены в ходе заседания Совета ЕС по иностранным делам 27 мая 2013 года, Брюссель);
- эмбарго на импорт нефти из Сирии и новые инвестиции в нефтяной сектор; запрет на экспорт из ЕС оборудования и технологий, предназначенных для сирийского нефтегазового сектора, а также участие компаний ЕС в строительстве предприятий нефтегазовой промышленности в Сирии. В отношении упомянутых мер действует «послабление», которое возможно после «консультаций» с силами сирийской оппозиции;
- запрет на участие компаний ЕС в строительстве электростанций в Сирии, включая соответствующую техническую и финансовую поддержку;
- сирийским банкам запрещается открывать отделения на территории Евросоюза, создавать совместные предприятия или устанавливать официальные контакты с европейскими финансовыми институтами; страны-члены ЕС не смогут предоставлять Сирии ссуды или льготные займы (за исключением «гуманитарных случаев»), а также принимать на себя долгосрочные обязательства по оказанию финансовой поддержки торговле с Сирией (по краткосрочным проектам им предписано «проявлять сдержанность»);
- запрет на экспорт в Сирию оборудования и программного обеспечения, которые могли бы использоваться для мониторинга или перехвата властями Ирана информации, передаваемой по Интернету и телефонным сетям;
- запрет на торговлю сирийскими гособлигациями и заключение страховых контрактов с сирийскими властями;
- странам-членам ЕС вменено в обязанность инспектировать направляющиеся в Сирию воздушные и морские суда «третьих» стран (при наличии согласия государства флага судна, как это предусмотрено международным правом), если у стран-членов «имеется подозрение», что перевозимый груз содержит оружие или оборудование для подавления протестов. Данная мера будет применяться в аэропортах, морских портах государств ЕС, а также в их территориальных водах. В случае выявления грузов, номенклатура которых подпадает под действующие в ЕС ограничительные меры против Дамаска, они будут задерживаться. Более того, самолеты и суда, следующие в Сирию через территорию Евросоюза, должны будут предоставлять «дополнительную информацию перед прибытием и перед отправлением всех грузов»;
- запрещено предоставлять доступ в аэропорты стран-членов ЕС сирийским авиаперевозчикам, осуществляющим грузовые рейсы, а также Сирийских Арабских авиалиний за исключением случаев, предусмотренных документами международной организацией гражданской авиации (ИКАО);
- созданы «черные списки» физических лиц, которым запрещен въезд на территорию ЕС, и организаций, с которыми европейским бизнесменам запрещено иметь дело, в т.ч. создавать совместные предприятия; финансовые активы и организаций, и физических лиц, указанных в данных списках, замораживаются.

На заседании Европейского совета 28-29 июня 2012 года лидеры стран ЕС призвали СБ ООН «нарастить давление» на режим Б.Асада, в том числе путем принятия «всеобъемлющих санкций» по главе VII Устава ООН.

Решением Совета ЕС по иностранным делам от 15 октября 2012 года был введен очередной, 18 по счету пакет санкционных мер в отношении Дамаска. Новые меры запрещают импорт сирийского оружия в страны ЕС, а также любое участие Евросоюза в его перемещении (транспортировке). Гражданам Евросоюза и зарегистрированным в нем предприятиям запрещается осуществлять финансовую поддержку военно-технического сотрудничества Дамаска с «третьими» странами, «оказывающими поддержку режиму Б.Асада». Кроме того, в т.н. «черные списки» лиц, несущих ответственность за подавление восстания и насилие против мирного населения, были добавлены 28 имен и две компании (физическим и юридическим лицам, указанным в этом списке, запрещен въезд на территорию стран Евросоюза, а их активы заморожены).

В связи с истечением 30 ноября 2012 года срока действий всего комплекса антисирийских санкций Евросоюза на заседании Совета ЕС по иностранным делам, посвященном вопросам торговли, 29 ноября 2012 года было принято решение продлить санкции в их полном объеме до 1 марта 2013 года.

Решением Совета ЕС от 28 февраля 2013 года санкции в отношении Сирии были продлены еще на три месяца (до 1 июня 2013 года). При этом внесены изменения в режим эмбарго на поставки оружия в страну. Отныне странам-членам ЕС разрешаются продажа, поставки, передача или экспорт в Сирию «нелетального военного оборудования или оборудования, которое может применяться для внутреннего подавления (internal repressions), если оно предназначено для использования в гуманитарных или защитных целях, или защиты гражданских лиц, или для программ институционального строительства по линии ООН и ЕС, операций кризисного регулирования по линии ЕС, ООН, или – прямым текстом – для «сирийской национальной коалиции оппозиционных и революционных сил». Продажа, поставки, передача или экспорт «бронированных автомашин невоенного назначения» также разрешается, но «исключительно» для защиты персонала Евросоюза и стран его членов, а также для нужд «национальной коалиции» в рамках защиты гражданских лиц.

Отдельного внимания заслуживает пункт, легитимирующий «предоставление технической помощи, посреднических и других услуг для «национальной коалиции» в рамках мер по защите гражданских лиц». Тем самым, по мнению ряда иностранных экспертов, инструкторы из стран-членов ЕС вполне могут обучать сирийцев (естественно из числа оппозиционеров) использованию «летального оборудования», не предоставляя его.

В апреле 2013 года Великобритания заявила о намерении на безвозмездной основе поставить для нужд Национальной коалиции 5 бронеавтомобилей, 8 грузовиков, 6 внедорожников, 4 вилочных погрузчика, 20 бронежилетов, 25 наборов предметов первой необходимости, 107 дизель-генераторов, 130 солнечных генераторов, несколько сотен радиопередатчиков, наборов для отчистки воды, оборудование для сбора мусора, компьютеры, принтеры и терминалы спутниковой связи (речь фактически идет об оказании содействия как Нацкоалиции в достижении военного успеха, так и ее «правительству» в обеспечении жизнедеятельности на подконтрольной ей территории).

По состоянию на конец мая 2013 года, перечень физических и юридических лиц, которым запрещен въезд в страны-члены ЕС, а также чьи активы подлежат заморозке, содержит 179 человек и 54 компаний.

22 апреля 2013 года Совет ЕС по иностранным делам принял решение о смягчении ряда антисирийских санкций, которые были введены в сентябре 2011 года Мотивировка – «оказание помощи гражданскому населению страны и поддержка оппозиционных сил». В частности, компаниям стран-членов ЕС разрешено приобретать в Сирии нефть и нефтепродукты, поставлять оборудование и технологии для нефте- и газодобывающей отраслей страны, а также осуществлять инвестиции в нефтяной сектор. Для осуществления указанной деятельности европейские компании должны получать соответствующие разрешения у национальных правительств стран-членов ЕС, которые в свою очередь, согласовывают этот вопрос с представителями сирийской оппозиции. Таким образом, смягчение перечисленных санкций касается исключительно тех сирийских территорий, которые находятся под контролем оппозиции. Регламентами ЕС предусматривается регулярный пересмотр упомянутых списков, а также всего перечня ограничительных мер «в отношении тех физических лиц и организаций, которые дистанцировались от репрессивного режима».

В рамках «Группы друзей Сирии» действует рабочая группа по санкциям, в которую, среди прочих (включая Украину), входят и страны-члены ЕС. Задача рабочей группы – путем привлечения максимально широкого круга стран к принятию односторонних санкций в отношении Сирии лишить сирийское правительство «ресурсов и инструментов насилия». В ходе 6-го заседания рабочей группы (София, 26 февраля 2013 года) обсуждалась идея о необходимости введения международного эмбарго на экспорт из Сирии нефти и фосфатов, а также на экспорт туда вооружений и военной техники.

В апреле 2013 года руководство ЕС активизировало обсуждения вопроса о возможности снятия эмбарго на поставки вооружений «сирийской национальной коалиции» (СНК). Отмену эмбарго лоббируют Великобритания и Франция, которые полагают, что поставка вооружений станет дополнительным сигналом для Б.Асада и заставит его сесть за стол переговоров.

27 мая 2013 года в Брюсселе состоялось заседание Совета ЕС на уровне министров иностранных дел, ключевой темой которого стала ситуация в Сирии и судьба пакета антисирийских санкций ЕС. Несмотря на 14-часовые переговоры, достичь консенсуса по вопросу санкционной политики ЕС в отношении Сирии так и не удалось.
По итогам заседания было принято заявление по Сирии, в котором зафиксировано согласие стран-членов ЕС на продление на год (до 1 июня 2014 года) всего комплекса действующих рестриктивных в отношении Дамаска, за исключением оружейного эмбарго. В части, касающейся ограничений на поставки вооружений, в заявлении указывается, что страны-члены ЕС в своем национальном качестве обязуются придерживаться следующих принципов поставок оружия в Сирию:
- продажа, поставки, передача или экспорт военного оборудования или оборудования, которое может применяться для внутренних репрессий, будет осуществляться для нужд «национальной коалиции» и в целях защиты гражданского населения;
- странами-членами будут затребованы «адекватные» гарантии защиты от злоупотреблений в этой сфере, в частности информация о конечном получателе и пункте назначения поставок;
- страны-члены будут оценивать возможность поставки в каждом конкретном случае, в полной мере учитывая критерии единых есовских правил контроля за экспортом военной технологии и оборудования.

Зафиксировано, что «на данном этапе» страны-члены ЕС не станут поставлять вышеупомянутое оборудование. При этом Совет ЕС намерен вновь вернуться к этому вопросу до 1 августа 2013 года, когда Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности К.Эштон после проведения консультаций с Генеральным секретарем ООН представит доклад о развитии событий вокруг Сирии в контексте российско-американской инициативы о созыве международной конференции по Сирии и об участии в процессе урегулирования сирийских сторон.

То, что ЕС поддержал российско-американскую инициативу и заявил о намерении «не жалея сил» содействовать созыву международной конференции по Сирии – это безусловно позитивный момент. Вместе с тем, это намерение не коррелирует с решением о снятии эмбарго на поставки оружия и спецсредств сирийским оппозиционерам.

Аргументация сторонников отмены эмбарго, ссылающихся на то, что это сделает сирийский режим податливее на треке политического урегулирования несостоятельна, а логика мышления весьма ущербна. Несмотря на известные оговорки, в частности, относительно того, что физические поставки будут осуществляться лишь после принятия в срок до 1 августа дополнительного решения по данному вопросу, что соответствующие государства собираются поставлять оружие только Национальной коалиции сил сирийской революции и оппозиции и отслеживать его целевое использование, на практике все может выглядеть несколько иначе. Сам факт выражения ЕС готовности накачивать оружием оппозицию подталкивает непримиримых в ее рядах не к столу переговоров, а к продолжению вооруженной конфронтации. Кроме того, он затрудняет нашу работу с Дамаском. Сирийское правительство и без того с трудом верит в искренность намерений некоторых игроков действовать в интересах мира, а не продолжения войны в Сирии.

Совершено очевидно, что в сложившейся в Сирии ситуации поставленное оружие будет применено не только против правительственной армии, но и против гражданского населения, что уже сейчас, по сути, является «нормальной практикой» оппозиционеров. Нельзя исключать и того, что это оружие расползется по региону, как это уже случилось после завершения ливийской авантюры ряда стран НАТО, когда оружие впоследствии «всплыло» в Мали.

Весомым аргументом в пользу недопустимости поставок оружия силам оппозиции является активное участие в сирийском конфликте иностранных граждан, причем, не только из арабских стран, но и из США и Европы. Велика вероятность того, что, пройдя боевую обкатку в Сирии, эти люди потом вернуться с оружием в страны своего гражданства.

Вопрос о передачах оружия сирийской оппозиции необходимо рассматривать и в контексте международных обязательств Евросоюза. Так, 3 июня 2013 года открывается процедура подписания разработанного в ООН международного договора о торговле оружием (МДТО), основной целью разработки которого было создание эффективного инструмента для наведения порядка в передачах обычных вооружений.

Приходится констатировать, что данный документ начинает трактоваться субъективно и выборочно – в зависимости от политических интересов, предпочтений и антипатий. Так, пользуясь тем, что в МДТО, вопреки стремлениям большинства государств, не содержится прямого запрета на передачи обычных вооружений негосударственным структурам, страны Евросоюза приняли решение о возможности поставлять оружие сирийской оппозиции.

Между тем, подобные поставки однозначно противоречат как духу, так и букве МДТО. Очевидно, что участниками Договора могут быть только государства-члены ООН. Таким образом, любые структуры, не уполномоченные государствами, выводятся за рамки легальной международной торговли оружием. Уже в преамбуле документа подчеркивается необходимость предотвращать перенаправление обычных вооружений к неуполномоченным конечным пользователем. Аналогичным образом сформулирован и один из объектов Договора («предотвращать и искоренять незаконную торговлю обычными вооружениями и предотвращать их перенаправление»).

Пункт 2 статьи 6 МДТО («Запреты») содержит обязательство стран-участниц Договора не разрешать передачи оружия, которые нарушают их соответствующие международные обязательства. Одним из таких обязательств является положение статьи 5 Общей позиции Евросоюза, в которой указывается, что экспортные лицензии выдаются странами ЕС только на основе достоверных сведений (knowledge) о конечном использовании поставляемой продукции, для чего требуется тщательно проверенный сертификат конечного пользователя или другой аналогичный документ и/или официальное разрешение страны конечного назначения. При этом абсолютно не ясно, кто в Сирии будет выдавать странам ЕС этот сертификат и это разрешение. Фактически таким правом обладает лишь правительство Б.Асада.
Следует учитывать и другой момент. Как известно, Общая позиция Евросоюза, принятая решением Совета ЕС от 8 декабря 2008 года № 2008/944/CFSP взамен и в развитие Кодекса поведения ЕС в области экспорта оружия от 8 июня 1998 года, является юридически обязывающим документом. Более того, как следует из резолюции Европарламента № В6-0074/2008 от 13 февраля 2008 года, необходимость придать Общей позиции юридический статус была обусловлена, в том числе, задачей укрепить доверие к действиям Евросоюза в контексте продвижения МДТО.

Наша ссылка на нарушение Общей позиции ЕС вполне корректна, поскольку с принятием МДТО Россия потенциально становится одной из сторон Договора и вправе знать, как на деле будут выполняться его положения другими сторонами. На сегодняшний день в этом плане картина не очень обнадеживающая. С принятием Евросоюзом решения о поставках оружия сирийской оппозиции складывается впечатление, что нормы МДТО не только не имеют реальной практической пользы для противодействия насущным проблемам и угрозам, связанным с передачами оружия, но и подвержены произвольной интерпретации.
В настоящее время ограничения на поставки оружия негосударственным структурам действуют лишь в отношении переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК). Соответствующие политические обязательства приняты в ОБСЕ и АТЭС. Российская сторона выступает за запрет поставок таким структурам всех видов оружия, которые представляют опасность с точки зрения террористической угрозы. По мнению России, не только ПЗРК, но и многие другие виды оружия востребованы для применения в террористических целях. Это, прежде всего, гранатометы, противотанковые ракетные комплексы, автоматическое стрелковое оружие. Поставки такого оружия туда, откуда возможны его последующая несанкционированная передача, утеря, кража или незаконное перенаправление, где не созданы эффективные условия его физической безопасности, создают риск его утечки к террористам, экстремистам, организованной преступности. Поставки же его субъектам, не уполномоченным правительством, значительно повышают такой риск.